rintra

Categories:

Сюзанне не скучно одной: «Сюзанна» в Школе драматического искусства

Размыкая смерть, заклиная смерть, закликая смерть.

Юн Фоссе написал звенящую паузами, тишиной и воздухом историю о том, как женщина бесконечно вспоминает мужа и не может примириться с его смертью. Муж этот – Хенрик Ибсен. Кстати, именно премию Ибсена Фоссе получил за свою первую пьесу. 

Александр Огарев поставил историю о безвыходности и многомерности личности, о личном космосе и о том, как вспоминание становится жертвоприношением. И, конечно, о победе над смертью. 

Этот спектакль стал для меня точной иллюстрацией к той идее, что любая история есть сюжет, случающийся в одном сознании. С этой точки зрения смотреть любопытно на любое произведение, но пьеса Фоссе, где появляются одновременно три возрастных ипостаси героини, – особенно благодарный материал. 

Место, в котором происходит действие (художник Ася Скорик), – беспокойное сознание Сюзанны, воплотившееся в форме странной квартиры с открывающимся окном, сквозняками, коридорами; с полутонами и полупрозрачными перегородками (художник по свету — Тарас Михалевский). Квартира эта утопает в дымке, размывается в полутонах, хотя проступают и вполне реальные детали: зеркало в причудливой оправе, патефон, пианино. Вот только пианино… но не буду забегать вперед.

«Сюзанна» пронизана музыкой. Героини говорят по сложной партитуре. Музыку к спектаклю: жесткую, тревожащую, успокаивающую, летящую, – написал Павел Карманов. Но звучат и знакомые мотивы, порой использованные парадоксально: так, исполненный замечательным хором ШДИ «Mr Sandman» превращается в «Мистер Ибсен», и это смешно и трогательно. Mr Ibsen, I'm so alone... Ибсен – лейтмотив призрачного и безвыходного мира. 

«Ибсен! Ибсен! Ибсен!» – с повышающейся, мечтательной интонацией зовут три женщины. Да, если в пьесе героиня средних лет и ее юная ипостась появляются в тексте ближе к окончанию пьесы, то в спектакле они присутствуют на сцене все время: осуществленное время, олицетворенная память. Равен ли я себе прошлому? И если да, что в чем? 

Сюзанна в трех лицах равна себе в главном: она любит и ждет Ибсена; ревнует его; не очень довольна собой. Грустный и узнаваемый ад созависимых отношений, которые – может быть – и есть любовь? Та, что до гроба? (И после?..)

Старшую Сюзанну играет Евгения Симонова: сквозь царственный и несколько готический облик, сочетающий стать и серьезность, в ее героине проглядывает и что-то детское. Эта женщина с высокой прической, в корсетном темно-коричневом платье движется быстро и четко, говорит уверенно; старается все контролировать. Но это стремление контроля провально; она не Бог. Она демиург лишь собственного мира. Ее суховатая речь скрывает истинные страсти; речь отрывиста, и паузы значат, кажется, больше, чем слова. Да. Нет. Но... – прерывает она себя-молодую – и молчит. Сначала Сюзанна кажется чуть ли не безумной – женщина, которая много лет, после смерти мужа, не выходит из квартиры; но затем проясняется смысл ее служения. Она остается там, где есть, чтобы все сохранялось по-старому. Чтобы Ибсен – был жив. Все просто. Это жертвоприношение – естественное продолжение ее жизни. 

Старшая Сюзанна не одинока. За ней следуют, повторяют реплики, вступают в диалог две ее альтер-эго: вот она, иллюстрация внутреннего монолога, который невозможно остановить. 

Сюзанна средних лет – Александрина Мерецкая: пышная прическа, жемчужно-серое платье со шлейфом,  – кажется, самая счастливая из трех.  Она замужем за знаменитым писателем; у них есть сын; она «застыла» в точке, когда они собираются праздновать день рождения сына, Сигурда.  Пусть они живут бедно, пусть Хенрик, бывает, кем-то увлечется… Но мелодичный голос этой Сюзанны до надрыва звонок, готов убедить себя и других – в счастье. В его возможности. Перед актрисой стоит непростая задача – играть не просто Сюзанну средних лет, но Сюзанну-воспоминание, старую пленку, которая все проигрывает и проигрывает один и тот же момент. Настоящий трагизм проявляется в образе женщины, которая еще не знает мрачного будущего, но тоже участвует в ритуале «оживления» Ибсена, натянув на одно плечо его пальто; в бесконечном трепетании птицы в клетке; в том, как эта Сюзанна поднимает и разглядывает чашку, которая словно расплавилась и растеклась по блюдцу. Время – не возвращается. 

Сюзанна юная, – Алиса Рыжова: белое короткое платье (воспоминания будто выцветают, становясь все светлее), длинные косы, наивная мордашка. Эта девушка только познакомилась с будущим знаменитым драматургом; она наполнена предощущением счастья; ее комплексы – обычные юношеские страдания: «Я толстая…». И у нее замечательная смущенная, но открытая улыбка. И она тоже ждет Ибсена: на обед.

Ибсен, Ибсен!.. Он не появляется, но являет себя – во вспышках стробоскопа (когда четко понимаешь, что что-то пошло не так), в дуновениях ветра, когда развевается и развевается длинная штора; в проекции-тени. Мир, созданный на сцене, очень красив, индивидуален – ведь это мир одного сознания – и при этом герметичен. И этим страшен. Как личный ад, создаваемый героиней-самоубийцей в фильме «Куда уводят мечты».

Сюзанне не скучно одной, ведь ее – трое; вместе можно и супа похлебать, и сложить Ибсена из полотенец. Но не так все просто: в герметичном мире Сюзанны живет и антагонист. Вначале это бессловесная служанка: вызывающе красивая, с ретро-начесом над лицом и дерзкой походкой модели. Сразу видно, что Сюзанне(ам) она мешает, но чем? 

Но вот служанка (Александра Латюхова) заговаривает – она исполняет роль комментатора, – и становится постепенно ясно, что всю жизнь Сюзанна страдала от того, что муж ее увлекался «этими девицами». Так, не всегда серьезно: где-то в юности у него был сын, с кем-то переписывался… Но в сознании Сюзанны эти зловещие простоватые девицы множатся и множатся, – и приумножаются на сцене, создавая в итоге настоящий хор. Истинная опера – когда они дружно, размахивая скалками, поют и приплясывают вокруг стола, такие живые, такие телесные… И тоже живущие в сознании Сюзанны, ведь другого мира тут нет.  

Нет антагониста в истории, но есть – в сознании. Сколько бы ни был ей Ибсен верен, но – она же была толстая и некрасивая! И  до сих пор внутреннюю ее, многофигурную жизнь отравляют эти бесстыдно румяные пролетарки в фартуках. И в пианино, которое она откроет, вместо клавиш окажется – зола. И воспоминания ее – станут золой; мучимая ревностью, Сюзанна сожгла большую часть переписки Ибсена. Зола вылетает из открытых книг: не они – хранилище памяти. Память хранит только Сюзанна. 

В спектакле создается удивительный, тонкий, драматичный, многомерный мир, – мир жертвенного и мучающего себя женского сознания. Никакой сентиментальности. Никакой мелодрамы. 

«Хенрик Ибсен – это я!» – говорит Сюзанна. Сюзанна – это каждый из нас, создающий герметичный мир по своим законам; назначающий своих антагонистов; ожидающий – чего?..  


promo rintra august 14, 2014 17:47 13
Buy for 100 tokens
В этом году мне и моей семье вдруг улыбнулась удача. Так сошлись звезды, что я выиграла поездку в Турцию от туроператора tui_travel. История удивительная, доказывающая, что чудеса случаются :) Мы выбрали июль (июнь к тому времени как-то кончился!) и решили дополнить наш дуэт до…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded