Вера Сердечная (rintra) wrote,
Вера Сердечная
rintra

Categories:

Екатеринодар театральный: 1917

В 1917 году продолжалась Первая мировая, страну сотрясали смены правительства. Но до юга революционные бури доносились, уже растеряв мощь, и в жизни екатеринодарцев все еще оставалось место и развлечениям, и искусству. В частности, театру: собранные сведения о театральной жизни Екатеринодара в 1917-м помогут представить образ города и образ жизни горожан ровно сто лет назад.



Театр на грани эпох

Екатеринодар начала XX века, несмотря на провинциальность, был крайне неравнодушен к театру. По подсчетам столичного журнала «Театр и искусство», в 1917 году в городе работали тридцать три театральных коллектива, среди них и профессиональные, и любительские. Здесь было три стационарных театра: Летний (в Городском саду), Зимний (на его месте сегодня расположена Филармония) и Северный (впоследствии ставший кинотеатром «Россия»). Театральная жизнь была весьма насыщенной: например, в Летнем театре по договору городской управы с антрепренерами спектакли должны были идти не реже 6 раз в неделю. Рост цен вел к подорожанию театральных билетов, которые и ранее были недешевы; так, на выступление поэта-футуриста Василия Каменского билеты стоили от 50 копеек до 2 рублей 50 копеек (в то время как билет на трамвай в 1910-х стоил 3 копейки). Выступление во вместительном Летнем театре (1449 мест) приносило труппе 700-800 рублей.



С одной стороны, жители города предпочитали легкие жанры, в частности, оперетту: так, «Кубанские областные ведомости» в 1893 году писали, что публика ищет в театре «не идейных наслаждений, а пикантных развлечений легко-музыкального характера». А с другой стороны, многие консерваторы, и в частности представители духовенства, видели в театре угрозу нравственности, утверждая, что «нынешние пьесы сложные, пропитанные эротизмом и психологией ненормальных людей». Остроактуальная драматургия, напомню, была представлена именами будущих классиков Ибсена, Стриндберга, Чехова, Горького, позднее символистскими драмами Блока и Андреева.

Цензура репертуара театров находилась в ведении городского полицмейстера. Все афиши, либретто и тексты просматривались, чтобы получить обязательную подпись «С дозволения начальства». Так, в 1869-1870 гг. в списке «неудобных к представлению драматических сочинений» оказались «Борис Годунов» Пушкина, «Коварство и любовь» и «Разбойники» Шиллера, «Мера за меру» Шекспира, «Свадьба Фигаро» Бомарше и некоторые другие.

Цензура проявляла себя и в кинематографе. Например, в 1917 г., по сообщению столичного журнала «Театр и искусство», в Екатеринодаре по настоянию духовенства была запрещена к демонстрации кинокартина «Жизнь и страдания Христа»: было указано, что у ангела в картине «бюст до неприличия большой», а Мария похожа на буржуйку-парижанку.



Все три городских стационарных театра были построены на средства купцов. Летний театр в 1880-х выстроил в Городском саду купец Колосов; Зимний (на месте нынешней филармонии) был построен в 1908-1909 годах на средства В. Гуренкова и Н. Болденкова; Северный – в 1909 году на пожертвования Марка Лихацкого (в его стенах впоследствии работал кинотеатр «Россия»). Театральные здания сдавали в аренду антрепренерам: так, Городская Управа сдавала в аренду Летний театр; за 1908 год город получил от эксплуатации этого театра 10 655 рублей.

Театральная комиссия, избранная городской Думой из знатных горожан, весьма пристально следила за частотой и длительностью спектаклей, за социальным составом коллективов, за распределением репертуара (классика и современная драма). Также считалось верным чередовать жанры трупп, арендующих театр: драма, опера, оперетта, малороссийский театр. Это чередование мотвировалось тем, что «при этом условии представляется больше гарантии добросовестной постановки спектаклей каждого вида».

Социальный состав трупп был пестрым: так, например, в малороссийской труппе Дмитрия Гайдамаки среди актеров были ставропольский мещанин, потомственный дворянин, сын чиновника, донской казак, австрийский подданный, крестьянка и др. Актеры, как правило, получали весьма скромное жалование (в районе 25 рублей), на большее могли рассчитывать только ведущие артисты. Кроме того, в типовом договоре антрепренеров была разработана система штрафов за опоздания и проступки.

Некоторые перемены произошли в период Первой мировой. Так, из репертуара гастролировавших трупп исключали произведения немецких авторов, а органы самоуправления, ссылаясь на трудности военного времени, ограничивали театральные коллективы в финансировании.

И тем не менее в 1917 году театральная жизнь на Кубани была достаточно яркой и разнообразной; население южного города активно посещало театры, несмотря на политическую смуту. Здесь работали опереточная труппа Павла Амираго, оперная – В.Н. Афанасьева, многочисленные драматические – под руководством Николая Лебедева, Э.Э. Берже, О. Сорокиной, А. Черкасова. Своя аудитория была у малороссийских трупп Газуненко, Каганца, а также Гаевского (вероятнее всего, это был Григорий Гаевский, автор первого в Украине обучающего пособия по режиссуре и сценографии). В 1917 году на Кубани выступали прима-балерина Мариинского театра Ольга Преображенская, столичный бас Платон Цесевич, исполнительница народных песен Нина Тарасова. Михаил Гнесин неоднократно читал в Екатеринодаре лекции и доклады, а также помогал нотными изданиями музыкальному училищу (где преподавал в 1911-1913 годах).

«Революционные» изменения в репертуаре коснулись прежде всего постановки текстов, которые раньше считались крамольными. Это касается, например, пьесы Дмитрия Мережковского «Павел I», которая сразу после ее публикации в Париже в 1908 году была запрещена как проявление «дерзостного неуважения к Высшей Власти». Основную идею пьесы автор выражал так: «Самодержавие – от антихриста»; всякий самодержец становится тираном; и история Павла I эту максиму подтверждала. В 1917 году труппа Лебедева представила в Екатеринодаре спектакль по этой пьесе девять раз за три месяца.

Также стала популярной запрещенная ранее пьеса Виктора Протопопова «Черные вороны» (1908). В ней священник Иоанн Кронштадтский был изображен как псевдоцелитель, а его сторонники иоанниты – как сектанты.

Приметой времени стали любительские постановки силами солдат и рабочих, под руководством режиссеров-профессионалов.



С успехом проходили концерты певческого хора, симфонического и духового оркестров Кубанского казачьего войска. В их репертуар также вошли новые произведения: «Дубинушка», «Марсельеза». Симфонический оркестр играл проникнутое революционным пафосом произведение Михаила Сириньяно «Памяти 1905 г.».

В Зимнем театре обычным делом были аншлаги, а концу спектакля или концерта по заявке дирекции к зданию театра подавался трамвай.

Январь
Как сообщают хроники, в январе екатеринодарское товарищество артистов и любителей театра под управлением Михаила Сириньяно поставило оперетту Франца Легара «Граф Люксембург» – эта оперетта остается в репертуаре театров мира по сей день.

Февраль

В феврале на Кубани с выступлениями гастролировали писатели. Так, популярный драматург Евгений Чириков прочитал в Екатеринодаре лекцию «Сказка русского народа», где намечались перспективы возрождения исконно-русского национального искусства – пишет «Кубанский край» от 13 февраля. В феврале же в Екатеринодаре побывал с выступлением знаменитый поэт Игорь Северянин: его изысканные декадентские стихи и эпатажная манера чтения-пения вызвали в местной прессе в основном отрицательные отклики. В этом же месяце кубанскую столицу навестил поэт-футурист Василий Каменский, один из первых авиаторов России и изобретатель слова «самолет». Его вечера пользовались большим успехом у зрителей, как и его стихи:

В Железноводском парке
Я встретил девушку
Мечту грустинницу
Мечту венчаль
поэмах-ласках переливницу
прикосновениях звучаль.


Март

В марте в кубанскую столицу приехал с лекцией-концертом музыкант, бывший директор екатеринодарского музыкального училища А.Н. Дроздов. Он говорил, в частности, о революционной силе искусства: «Художник в своей сущности всегда был, есть и будет самый неисправимый и величайший революционер… Только тогда будет счастливо человечество, когда благополучие его общественного уклада увенчано будет высокой радостью свободного творчества».

В том же месяце в Екатеринодаре прошла постановка на революционную тему. Труппа Николая Лебедева представила спектакль «Жертва деспотизма»; кончалось действо революционным гимном.

Апрель

30 апреля прошел концерт Кубанского войскового симфонического оркестра и хора в пользу солдатских и казачьих депутатов екатеринодарского гарнизона; дирижировал Михаил Сириньяно.

После февральской революции общественная жизнь оживилась; по примеру кубанских коллег екатеринодарцы стали создавать профессиональные союзы. В апреле было основано отделение Всероссийского союза оркестровых музыкантов. В него принимались все желающие, владеющие каким-либо инструментом настолько, «чтобы быть в состоянии участвовать в оркестре или каком-либо ансамбле», а также дирижеры, композиторы и пианисты. Возглавил профсоюз дирижер и композитор Павел Махровский. Первым шагом профсоюза стало обращение к начальству театров Екатеринодара с требованием освободить музыкантов от выступлений в праздник – первый день Пасхи. Правда, навстречу этому требованию пошла только дирекция опереточной труппы Амираго.

Преподаватели екатеринодарского музыкального училища предложили создать в регионе высшее музыкальное учебное заведение. Планировалось слияние музыкального училища с оркестром и хором Кубанского казачьего войска и основание музыкальной академии на правах консерватории.  Эти планы говорили о высоком уровне развития профессионального музыкального искусства.

Май

5 мая было создано и кубанское хоровое общество. На учредительном собрании были определены задачи общества: поставить на должную высоту хоровое пение (как светское, так и духовное), развить в народе любовь и вкус к пению, защищать труд хористов и руководителей, оказывать юридическую, медицинскую и материальную помощь нуждающимся, – сообщает «Листок войны» за 14 мая. При обществе планировалось открыть музыкальную школу.

В мае свой союз создали и театральные коллективы: из тридцати трех играющих в городе трупп двадцать восемь вошли в организацию сценических деятелей. В исполнительный комитет вошли «премьеры» Андрей Аркадьев и Яков Орлов-Чужбинин. Союз видел своей целью улучшение экономического и правового состояния артистов.

Август-сентябрь

В конце августа – начале сентября в Екатеринодаре гастролирует русская опера В.Н. Афанасьева. На несколько спектаклей был приглашен знаменитый тенор Дмитрий Смирнов. Он выступал в Летнем театре в «Риголетто» и покорил публику своим виртуозным пением. Особенно пришлась зрителям по душе песенка Герцога «Сердце красавицы»: ее пришлось повторить на бис. 2 сентября он пел в «Искателях жемчуга» Бизе, 4-го – в «Ромео и Джульетте» Гуно, 6-го в «Евгении Онегине» Чайковского, 8 сентября дал дополнительный концерт.

17 сентября в Летнем театре играли «Гаудеамус» по пьесе Леонида Андреева. В роли Онуфрия отличился начинающий актер, гимназист Сергей Михалев. Газета «Вестник союза учащихся» писала: «Многие знатоки театра пророчат ему солидное будущее в артистическом мире вполне справедливо, так как в его игре чувствуется даровитый артист, обладающий способностью ярко и полно обрисовывать свои роли… роль Онуфрия проведена великолепно…» И действительно, впоследствии он стал заслуженным артистом РСФСР и звездой Краснодарского театра драмы.

Октябрь

Приход большевиков к власти в октябре не был воспринят слишком серьезно: местная пресса не воссоздавала реальной картины столичных потрясений. События театральной жизни шли своим чередом, публика с удовольствием посещала и драматические, и музыкальные спектакли, и юмористические вечера.

Ноябрь

Начала проводить литературно-музыкальные вечера екатеринодарская студенческая организация, – пишет «Новый кубанский курьер» 12 ноября. Труппа Э.Э. Берже не только ежедневно выступала в Зимнем театре, но и репетировала новый спектакль, «Гамлета». В Северном театре «Петроградский Невский фарс» под управлением А.Черкасова ставил комедии «Мартовский кот», «Первый муж Франции».

Декабрь

В декабре хор Кубанского казачьего войска заканчивал постановку оперетты «Запорожец за Дунаем». Публика посещала спектакли, концерты и вечера юмора. Так, в цирке прошло «грандкомическое» выступление под девизом «Лучше здоровый смех, чем слезы», – сообщает «Листок войны» за 17 декабря.

С годом революции в театральном Екатеринодаре связаны еще две загадки, еще два имени: Маршак и Шварц.

Либо в 1917-м, либо в следующем году в Екатеринодар на несколько лет приехал Самуил Маршак. В непростом 1920 году он (с соратниками Екатериной Васильевой и Борисом Леманом) открыл в Екатеринодаре первый в России театр для детей, с труппой из 22 человек, на основе которого позже возник клуб «Детский городок» – с библиотекой и кружками, прообраз дворца пионеров. Как писал поэт, «В голодные годы я организовал Детский Городок. Нам отдали бывшее помещение Кубанской рады – целый дворец, – и мы там устроили читальню, библиотеку, детский сад. А главное наше дело было – детский театр». Маршак с соавторами написали более двадцати пьес; как было сказано в официальном отчете-докладе, «последний квартал 1921 г. и весь сезон первых двух кварталов 1922 г. проходит под знаком подлинного триумфа Театра… За этот славный период работы Театра в последнем прошло не менее 30.000 юных зрителей». Однако уже в 1922 году организаторы детского театра были откомандированы в столицу, а сам театр угас.

Также встречаются сведения о том, что в Екатеринодаре в год революции играл в любительских спектаклях будущий писатель Евгений Шварц; однако дневники его хранят загадочное молчание об этом периоде жизни – поскольку, по некоторым сведениям, здесь он был произведен в прапорщики и вступил в Добровольческую армию, а затем участвовал в Ледяном походе Корнилова.

Театральные здания все чаще использовались как место митингов и собраний. Так, 12 декабря в Зимнем театре собрался II Кубанский областной съезд иногородних. А в следующем, 1918 году, в Зимнем театре будет работать II съезд Советов Кубанской области, затем – Чрезвычайный съезд Советов Кубани и Черноморья и Чрезвычайный съезд Советов всего Северного Кавказа.

Как писала екатеринодарская газета «Проблеск» в 1918 году о революционной поре, «… не имея рычагов воздействия на ход происходивших событий, люди искали в храме искусства успокоение и забвение. Настоящее было безрадостным и тревожным. Будущее беспокоило еще больше. И, как показала жизнь – не напрасно».

Ведь совсем недалеко было то время, о котором писал Троцкий: «…совершенно очевидно, что в области искусства партия не может ни на один день придерживаться либерального принципа laisser faire laisser passer (предоставьте вещам идти своим ходом). Весь вопрос только в том, с какого пункта начинается вмешательство и где его пределы».

Отредактированный и сокращенный текст опубликован тут.
Tags: Екатеринодар, история, театр, театры Краснодара
Subscribe

promo rintra august 14, 2014 17:47 13
Buy for 100 tokens
В этом году мне и моей семье вдруг улыбнулась удача. Так сошлись звезды, что я выиграла поездку в Турцию от туроператора tui_travel. История удивительная, доказывающая, что чудеса случаются :) Мы выбрали июль (июнь к тому времени как-то кончился!) и решили дополнить наш дуэт до…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments