Вера Сердечная (rintra) wrote,
Вера Сердечная
rintra

"Коляда-Plays" 2017. 27 июня. Женщины – о главном

Сегодня мы попали на два фестивальных спектакля. И оба - о женской судьбе.



Кому память, кому слава, кому темная вода
«Марьино поле», Олег Богаев, театр кукол «Пилигрим», Тольятти



Не так уж просто поставить пьесу, где действуют три столетних бабушки, Гитлер, Сталин, Жуков и Смерть (и многие другие). Главной проблемой становится вопрос совмещения в спектакле бытового и условного планов, и стремление решить эту задачу средствами кукольного театра выглядит вполне обоснованным.
В начале спектакля мы видим довольно традиционное для кукольных спектаклей поле-стол с симпатичными избенками. Однако, вопреки ожиданиям, оно будет не местом действия, а только указанием на него (а потом и вовсе обернется белой изнанкой, экраном-фоном). Играя с масштабами, художник Елена Бабкина рисует интерьер избушек внутри чемоданов – откуда и достаются куклы. А потом они будут путешествовать по всей сцене.



Куклы-старушки – очень живые, индивидуальные. Вначале они в красных платьях, но к своему невозможному походу переодеваются в обычную одежду (вот и медалька на груди). Красный в спектакле – знак смерти (так, например, банька Гитлера – это красный чемоданчик). Передумав помирать, старушки собираются в дорогу – к своим молодым мужьям. Давно умершим.



Несмотря на драматическую составляющую, в спектакле есть юмор, и не только в текстовой части, но и в визуальной: например, вместо коровы мы видим игрушечное вымя, которое потом раздувает до размеров воздушного шара – вполне подходящего, чтобы нести старушек.

Интересно в спектакле решено сочетание кукольного и живого плана: временами куклы исчезают, и «крупные планы» актрисы Вера Кривцова, Наталья Савина и Светлана Бабикова играют сами, составляя органичный ансамбль.

Сложности в спектакле связаны с некоторой бессвязностью второй части пьесы: появляющиеся персонажи гротескны, необязательны, продвижение сюжета неясно.



Финал выводит сюжет в надысторический план: старушки вечно ожидают своих любимых с войны. Смерть не забирает их, а дает умыться из молодильного источника. И вот на сцене – три куклы-девчонки, задорно, как с горки, съезжающих по земному шару. Жизнь обновляется, надежда остается.



Жестокий романс
«Наташина мечта», Ярослава Пулинович, Черемховский драматический театр



Немало в программе фестиваля постановок, так или иначе включающих музыкальные номера. Но в этом спектакле по «Наташиной мечте» произошла неожиданно органичная встреча драматургического и музыкального начал. В пьесе Наташа говорит, что не любит читать, больше музыку любит; эта музыка стала в спектакле структурообразующим средством.

Обычно в постановках этой монопьесы актриса звучит соло. Но в этом спектакле мелодию Наташи (Екатерина Куликова) поддерживает мощный аккорд социального окружения. «Девки» материализовались и встали перед пружинными кроватями, поддерживая Наташу. А за их спинами – настоящий небольшой оркестр: она звучит уместным фоном, а кроме того, в спектакле много песен вживую.



Актрисы поют увлеченно, складно; а оригинальные аранжировки сводят воедино небогатый «детдомовский» репертуар: от Наутилуса до Ваенги и от Земфиры до детских песенок. Попса как фольклор нашего времени, общий культурный код (кто не слушал Ваенгу, уж точно слушал Земфиру или Нау). И звучит это все не только уместно, но и пронзительно; конечно, наивно, но наивность здесь – ключ к пониманию героини.



Екатерина Куликова увлеченно играет в девочку-гопника, которая сама всякого обидит, но вынуждена притворяться жертвой, чтобы ее пожалели, увидели, обратили внимание. Актриса точна пластически, в интонациях, в мимике; пальцы с короткими, не накрашенными ногтями бесконечно стискивают черные спортивные штаны. И если актриса и передавливает где-то, звучит как будто сразу слишком громко, то это можно оправдать ситуацией и характером пассионарной героини.



Темпоритм постановки почти нигде не провисает, в том числе и потому, что задан музыкой. На фоне живой музыки и слова монолога звучат как речетатив, и хочется уточнить жанровую природу спектакля. Она синтетическая, но если говорить об обобщающем музыкальном жанре, то это для меня – жестокий романс.
Вынесенная в более широкий социальный контекст («девки» как Наташино окружение), история Наташи обретает объем, становится не единичным сюжетом, а в каком-то смысле типическим. Актрисы, кроме того что представляют разные типажи, еще и исполняют каждая свою небольшую роль: каждое «ружье» выстреливает. Как и сценография: поставленные «на попа» пружинные кровати – не только проекция детдомовской спальни, но и стена между героиней и миром, а также и прообраз решетки, за которую она попадет.



Какие-то детали, быть может, не простроены (например, не слишком обоснованным выглядит мотив бумажного самолетика, несмотря на важность темы полета; или уж очень ожидаемы рассыпаемые в конце бусы). Но в целом спектакль, изящный, лаконичный, ничем не перегруженный и притом богатый, – очень интересный вариант «Наташиной мечты».



Tags: Богаев, Коляда-Plays 2017, Коляда-театр, Пулинович, современная драма, фестиваль
Subscribe
promo rintra august 14, 2014 17:47 13
Buy for 100 tokens
В этом году мне и моей семье вдруг улыбнулась удача. Так сошлись звезды, что я выиграла поездку в Турцию от туроператора tui_travel. История удивительная, доказывающая, что чудеса случаются :) Мы выбрали июль (июнь к тому времени как-то кончился!) и решили дополнить наш дуэт до…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments