Вера Сердечная (rintra) wrote,
Вера Сердечная
rintra

V театральный фестиваль "Академия", Омск. 22 июня. Границы театральности

В этот фестивальный день на лекции Татьяны Джуровой зритель задал важный вопрос: «А где же границы между театром и не-театром»? Границы эти исследовали сегодня в самых разных жанрах: театр и игра, кино, музыка, история. И становится ясно: история о театральном искусстве – это все-таки сюжет не о границах, а о способах их преодоления.

Будьте как дети
Сегодня состоялась вторая часть тренинга по созданию театра для малышей от Варвары Коровиной (театральный педагог, куратор и продюсер проекта по созданию спектаклей для самых маленьких зрителей БЭБИ ЛАБ Института театра).

Напомнив участникам (группа сегодня дополнилась актерами), что детский театр становится настоящим тогда, когда мы делаем его не «для детей», а о том, что волнует каждого из нас, Варвара провела несколько упражнений-игр на раскрытие креативности: соревновательные, на внимание и на работу в команде. В играх очень важно, подчеркнула ведущая тренинга, устанавливать четкие правила, потому что они помещают ребенка в ситуацию защищенности.

Большая часть тренинга на сегодня была посвящена работе с материалом. В нашем случае это была разная бумага: белая, цветная, крафтовая, папиросная, салфетки. Условия работы менялись: вначале было нужно работать с одним материалом, потом объединять свой материал с другим (и тем самым, опосредовано, вступать в коммуникацию с другим человеком), затем – расширять коммуникацию с материалами и участниками до тех пор, пока не получился некое общее пространство игры.

Варвара предупредила нас, что этот сюжет в тренинге будет длительным, и это был действительно очень интересный опыт. Как исследовать свойства бумаги, остранить ее, вывести из плоскости «я на тебе пишу/рисую»? Условием задания было то, что мы исследуем бумагу не как дети (не нужно играть в детскость), но как взрослые.

Взрослые самозабвенно сворачивали и мяли, рвали и складывали, растягивали и развешивали, запускали ив полет и заставляли звучать бумагу. В процессе общения со своим объектом переживаешь самые разные эмоции – от смущения до восторга; чистый лист оказывается вызовом, ответить на который можно самыми разными способами. При неконфликтом объединении материалов в итоге получилась некая общая идея (напомню, все происходило в состоянии бессловесного общения), а пространство камерной сцены выглядело очень любопытно, завешанное, усыпанное и застроенное бумагой.

Последний опыт тренинга на сегодня был опытом построения своего рода объектного театра: мизансцен на интересующие темы из того, что было под рукой (содержание сумок участников), и дальнейшей «экскурсоводческой» работы – объяснения того, что представлено. Проведенные опыты демонстрировали преобразование чувств и идей в действия и образы, и это было очень интересно, в том числе и как инструмент самопознания.

Вирус перформатизма
Продолжая вчерашнюю историю о взаимодействии театра со зрителем, начатую Борисом Павловичем, Татьяна Джурова – кандидат искусствоведения, театральный критик – рассказала собравшимся о том, как по нашей стране распространился вирус перформатизма, пошатнувший границы театрального и подвергший сомнению самые, казалось бы, базовые вещи, которые мы знаем о театре.

Татьяна собрала интересный материал о том, как в СССР и затем в России самостоятельно зародился новый тип театра, вступающий в новые отношения со своими зрителями. Этот новый театр был представлен, начиная с 1980-х, двумя различными тенденциями: уходом профессионалов в подполье, в нетеатральное пространство, – и развитием непрофессиональных театров, театров-студий. Постепенно стало ясно, что театр можно делать где угодно, в любых нетеатральных зданиях, и – любыми способами: так появился театр физический, пластический, рождались новые жанры и жанровые сплавы. Во второй половине 1980-х годов только в Санкт-Петербурге было 150 таких самодеятельных театров.

Приход в театр непрофессионалов обогатил театральную мысль. При этом театр менял и отношения со зрителем: размытия границ должного приводило к тому, что и зритель не знал, каким должен быть театр. Зрителя в этом перформативном пространстве ставили в неудобное положение: например, неясно, закончился уже спектакль или нет? (Как это произошло пару дней назад на спектакле «Боги пали, и нет больше спасения», когда актеры просто переходят в другое пространство и начинают трапезу – и неясно, где точка окончания действия).
Недоверие к привычным видам театральности привело к тому, что стали искать новые театральные тексты (путь к рождению новой драмы) и адаптировать для театра современную прозу. При этом в отношении оформления спектакля прослеживалось две тенденции: «постный» театр, лишенный любых внешних способов выразительности, – и театр, наращивающий свои средства выразительности за счет вовлечения разных видов искусства.
В этот момент происходило и переосмысление привычных понятий актера, драматурга, роли. Например, в спектаклях инженерного театра АХЕ не было перевоплощения, а постановки Евгения Гришковца, где трудно отличить драматурга от актера, а актера от персонажа, и вовсе долго считались эстрадой, своего рода стендапом.
Важной частью современного театра стала работа с телесностью, когда тело перестает осмысливаться в привычных ипостасях: эстетической и эротической, – и используется вне заранее оговоренных образных систем. Приводя примеры, Татьяна показала на видео отрывки из некоторых европейских спектаклей. Целью обращения к телесности стала в том числе реабилитация тела как не-эстетического объекта.
Итак, история развития театра и распространения вируса перформатизма в итоге вывели отечественный театр к развитию особых отношений со зрителем. Не только аудитория может влиять на ход спектакля; театр – это то, что позволяет нам проявить и исследовать собственное «я».
Смотрите видео – там все подробно.

И ходит Макбет с пистолетом
Трансляция фильма-спектакля «2007: Макбет» в постановке режиссера Гжегожа Яжины стала очень ярким впечатлением. Авторам фильма удалось фактически преодолеть сложности передачи театра средствами кино: действо было снято кинематографично, с резкой сменой планов, полетами камеры и динамичным монтажом. И перед зрителями «Макбет» предстал как настоящий триллер.
Тем более что и режиссерское решение спектакля делает историю не просто современной – злободневной. Текст Шекспира упрощен до прозы, а действие перенесено в нынешнюю точку горячих действий: американская база в Ираке. История, с которой начинается этот «Макбет» - это еще и история религии, подлое убийство в мечети.
Да, вы все поняли правильно: капитан Макбет – подчиненный генерала Дункана; вокруг него – солдаты, которые в пьяном угаре и танцуют голыми, и палят в воздух. В качестве места действия – головокружительно высокое пространство, где шарят лучами прожекторы, стены оклеены облупленным кафелем, а саундтреком звучат вертолеты. Особенное место на базе занимает огромный холодильник с колой: к нему приходит Макбет после убийства, к нему прислоняет свою жену, у него слышит сводящий с ума зов ведьмы. Леди Макбет – настоящая гарнизонная жена: высокий начес, яркий макияж, розовый пиджак. И гложущая зависть. Сверхъестественное измерение оказывается здесь принадлежностью внутреннего мира Макбета: так, убийство Дункана сопровождается головокружительным спуском к ужасам подсознания.
Кровавый, телесный, сильнодействующий спектакль Гжегожа Яжины оставляет сильное впечатление; за него нужно благодарить организаторов фестиваля и Польский культурный центр в Москве (и пожалуйста, показывайте еще!).

Саундтрек по мечте

«Музыкальное посвящение неснятым фильмам 60-х» – именно так звучит жанровое определение спектакля, который Денис Азаров поставил для Олега Нестерова и группы «Мегаполис», и на который, говорят, в Москве билетов не достать. Начавшись с сочинения музыки, этот проект перерос в настоящее исследование, результаты которого воплотились не только в спектакле, но и в уникальном медиаресурсе: загуглите «Из жизни планет».
На сцене музыканты, над сценой – два экрана. И хотя на них появятся проекции, документальные и художественные кадры, – большую часть времени мы видим помехи, километры пустой пленки, символ неснятого кино.
Олег Нестеров рассказывает аудитории, что в самом начале шестидесятых был момент, когда «все получалось», – и космос, и кино. Но очень быстро этот момент прошел, «упали два метеорита»: встреча Хрущева с представителями искусства в 1962 году и танки в Праге в 1968. Все это – и творческий всплеск, и его подавление – привело к тому, что родились, но не были реализованы великие кинозамыслы, эволюция культуры была прервана. Исследование сценариев неснятого кино приводит в удивительную вселенную потенциальной культуры, когда бы, словами Олега Нестерова, «прошивка у страны была бы другая», – другие герои, другие цитаты.

Рассказ Нестерова о четырех неснятых фильмах – вершина айсберга, лишь малая часть глобального исследования. Но эта часть очень точно рассчитана: в простых словах, с использованием исторических артефактов – амбарная книга Геннадия Шпаликова, дневниковая тетрадь Владимира Мотыля – музыкант рассказывает о крушении надежд и воссоздает образы фильмов, которые могли бы изменить облик не только кино, но и культуры. Это «Причал» (1960) Шпаликова, «истерн» Мотыля по повести Каверина «Семь пар нечистых» (1963-1965), сценарий Андрея Смирнова «Предчувствие» (1953-1976) и предпоследний сценарий Шпаликова «Прыг-скок, обвалился потолок» (1970-1974).

Образы фильмов получаются выпуклыми, реальными; Олегу Нестерову удается передать масштаб произошедшей культурной трагедии, великого разочарования. Здесь играет роль и личная вовлеченность автора, и энергетический заряд исторических строк: сценарии, дневники, – и, конечно, музыка, с которой все и началось: саундтреки к неснятым фильмам. Музыка занимает, наверное, половину сценического времени; она – тот персонаж, который отвечает за личный ввод нашей души в мир никогда не созданного кино. Она – тот не выживший на кораблекрушении герой, который мог бы рассказать об этом событии лучше всего: о том, как медленно трюм заполнялся водой и корабль уходил на дно…

Нестеров говорит о том, что это путешествие в прошлое лично для него – способ задать какие-то вопросы родителям, давно ушедшим: пытаясь понять их, молодых, он и ищет дух шестидесятых в неснятом кино. Это посвящение занимает в спектакле важное место, делая его тему причастной лично не только автору, но и – зрителям, каждый из который имеет свои связи с поколением шестидесятых.


На встрече после спектакля Олег Нестеров очень интересно рассказывал о своем уникальном проекте по исследованию фильмов: о написанной музыке, о найденных людях, о работе с архивами, о вскрытом массиве с «золотом Трои» - неснятыми фильмами, которые могли бы развить нашу культуру, быть может, совсем в другую сторону.

Результаты исследования воплотились на сайте, где можно прочесть о ста неснятых фильмах – и увидеть сто отснятых фильмов той эпохи. Говоря о спектакле, музыкант затронул больную тему исторической памяти: ведь наша страна войн и революций очень часто не знает предыдущих поколений, а проект «Из жизни планет» позволяет это связь восстановить, увидеть, чем жили люди из тех далеких 1960-х. И поразмыслить над творческой судьбой и ее перипетиями: ведь, как говорил Бродский, «Главное – величие замысла».

Весь разговор с Олегом Нестеровым – на видео.
Tags: Из жизни планет, Олег Нестеров, Омск, Омский академический театр драмы, Татьяна Джурова, Фестиваль "Академия", Центр имени Мейерхольда, бэби-театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Косметика врага", театр Шардам

    В Краснодаре появился новый остросюжетный спектакль. Не случайно его подзаголовок — "психологический триллер". Спектакль и правда напряженный,…

  • Оккупация. 43 #голосгорода

    В Краснодаре стартовал четвертый спектакль "Голоса города" — посвященный событиям 1943 года, освобождению города. За новый…

  • Не благодаря, а вопреки

    Театральный ли город Новороссийск? Приморский город, город-порт: цемент и нефть, рядом пляжи и винные заводы, теплое море, – какой театр, зачем?…

promo rintra august 14, 2014 17:47 13
Buy for 100 tokens
В этом году мне и моей семье вдруг улыбнулась удача. Так сошлись звезды, что я выиграла поездку в Турцию от туроператора tui_travel. История удивительная, доказывающая, что чудеса случаются :) Мы выбрали июль (июнь к тому времени как-то кончился!) и решили дополнить наш дуэт до…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments